22:39 

181я Гильдия: Генеральная Уборка

Есть три вещи, которые многие люди не умеют делать с достоинством - проигрывать, стареть и умирать. (с)
Первым приближение угрозы, как всегда, почувствовал Ворон. Этот юный, но подающий большие надежды маг обладал феноменальным чутьем на две вещи: чеснок и Генеральную Уборку. Обе он ненавидел с одинаковой силой. Ненависть к чесноку часто служила источником подозрений в вампиризме, но эти подозрения пока никому не удалось подкрепить доказательствами. Если Ворон и шалил где-то, то занимался шалостями достаточно далеко, чтобы слухи не доходили до заинтересованных лиц. Или Главы Гильдии. Ненависть же к Уборке, возведенная в ранг высокого искусства, позволяла Ворону каждый год избегать участия в ненавистном ритуале.
Да-да, вы не ослышались, почтенные. Генеральная Уборка была одним из важнейших ритуалов Гильдии. Она проводилась ежегодно по особому указанию сэра Каскада, и еще ни разу не выпадала на один и тот же день. Поговоривали, что некоторые особо азартные и несознательные заключали пари на дату проведения Уборки, но еще ни разу никто не сумел угадать. Подозревали, что причиной тому был Глава Гильдии, который тайно возглавлял спорящих и таким образом пополнял свою казну, но это опять же никогда и никем не было доказано.
Итак, первым приближение этого дня, как всегда, почуял Ворон. Как всегда, он исчез, а в здании Гильдии прибавилось одним вороньим чучелом. Маршал несколько раз пробовал вычислить отлынивающего от священных обязанностей мага, но махнул рукой – чучел было много, их дислокация постоянно менялась, а поимка одного лодыря была недостаточно серьезной мотивацией для другого. Каскаду было банально лень бродить по Гильдии, подкладывая каждому чучелу в клюв чеснок, и Ворон этим беззастенчиво пользовался.

…- Нон Апрет!
- Здесь!
- Дара Райвен!
- Здесь.

- Ворон!
Тишина в ответ. Каскад поднял голову, обозрел строй, хмыкнул.
- Опять смылся? Ладно. Сегодня у нас Генеральная Уборка. Старшая, присмотри.
И задремал в кресле, вытянув ноги и сложив на груди руки, под опущенным на лицо капюшоном.

Дара почесала в затылке стилом, стилизованным под гусиное перо, подумала и принялась распоряжаться.
- Нон, стратегический план Уборки мне на планшет через пятнадцать минут. Кнехт, на склад за обойным клеем. Ты… - перо указало на новичка-кадета, приписанного к новичку-дракону для постижения искусства заваривания чая. – Сейчас пойдешь и приведешь сюда всех свободных драконов. Нет, нам не нужен чай. Они будут работать стремянками. Рейт, на тебе кадеты и контроль качества. Бродяга… где Бродяга?
Бродягу добыли из укромного уголка, где тот с упоением слушал песни сирен через морскую раковину, и предъявили Старшей. Предварительно раковину отобрав.
- Бродяга, за тобой дизайн помещений. Подбор обоев, краски, плитки, и если еще раз попробуешь принести только образцы и растянуть их мышкой на всю поверхность, я тебя самого по этой поверхности растяну. Мышкой.
Из рукава Дары угрожающе выглянула мышь. Белая. С надписью Genius через всю мордочку. Кто извратился над зверушкой, Дара до сих пор не могла выяснить – кадеты молчали, как партизаны.
- Ну зачем такие однотипные решения… - проворчал Бродяга. – Можно размножить, только надо отредактировать, чтобы границы совпадали…
- Значит, размножу, - пообещала Дара. – И отредактирую. Дуй на склад.
- Есть… - Бродяга удалился, на ходу запуская на планшете, стилизованном под пергамент, программу по разработке дизайна.
- Нон, я же сказала – через пятнадцать минут, а не через три!
- Да было б там что планировать… За пятнадцать минут я планы захвата мира составляю, а тут Уборка, - отмахнулся Нон.
- Хорошо, значит на тебе техника безопасности, проведи инструктаж с кадетами… Кадеты, стоять! Бежать команды не было.
Она обернулась на шум – в двери аккуратно, по одному, просачивались крылатые ящеры.
- Это что, все наличные драконы?!
- Только четыре, мэм! Включая Вьюгу. Остальные на задании!
- Ладно… Попробуем справиться. Адъютант!
- Тут, мэм! – Крюк сунул нос в планшет и получил пером в лоб. Обиженно засопел, продолжая одним глазом подглядывать в план Уборки – а ну как Нон перепутал и прислал план захвата мира?
- Будешь помогать драконам.
- Но я не такой высокий, чтобы поднять кадета под потолок!
- Зато достаточно сильный, чтобы передвинуть шкаф. Шкафы у нас как раз под потолок. И не спорить с начальством.
Крюк посмотрел на шкаф, забитый свитками, и приуныл. Потом посмотрел на девушек-кадетов, и приободрился. В адъютантских глазах так и читалось предвкушение того зрелища, которое ему откроется снизу…
Тем временем Дара ознакомилась с планом и подняла руку со стилом. Мгновенно воцарилась тишина – священнодействие начиналось.
- Начинаем… вот здесь!
И стило воткнулось в колонну, подпирающую купол Гильдии.

Посреди Зала Гильдии стояло кресло с дремлющим Маршалом, представляя собой единственный островок спокойствия, оплот Мира и Порядка в бушующем хаосе. Вокруг него разворачивалась вакханалия Генеральной Уборки. Все были заняты по горло.
Драконы возносили под потолок кадетов с тряпочками, потолки постепенно белели, а кадеты серели, наглядно подтверждая закон СМГ (Сохранения Массы Грязи). Кнехт суетился между разложенными на полу полотнищами обоев, мазал их клеем, попутно оставляя там и тут липкие лужицы, в которые то и дело влипали девушки. Девушки пищали, Кнехт и Крюк пользовались случаем их полапать под предлогом освобождения из липкого плена. В суматохе и от волнения Крюк время от времени сдвигал не те шкафы, и кадеты оставались болтаться на люстрах или застревали между балками. Тогда к делу приступал Нон, как ответственный за технику безопасности. При его приближении застрявшие стремительно десантировались на пол и начинали карабкаться на шкаф – не всегда на свой собственный. Скорость десантирования и залезания возрастала прямопропрорционально расстоянию до Нона и от высоты и степени застревания кадета не зависела.
Дара время от времени сверялась с планом, внося коррективы в происходящее, указывала драконам, куда сместиться, чтобы кадетам удобнее было снимать швабрами паутину с потолка. Одно время паутину просто выжигали при помощи тех же драконов, но в условиях агрессивной среды пауки, обитавшие в Гильдии, проявили способности к эволюции и начали плести огнеупорную паутину. Теперь ее раз в год тщательно убирали и продавали урожай алхимикам. Изрядно измельчавших пауков даже не пробовали выводить – кто же рубит голову курице, несущей золотые яйца? Их оберегали, а провинившиеся кадеты несли повинность по ловле мух и скармливанию их паукам. Насекомые в итоге вконец обнаглели, на швабры огрызались, и сразу по снятию паутины принимались плести новую, раздраженно шипя на сборщиков урожая.
Рейт, вооруженная биноклем и полномочиями, выискивала некачественно отмытые места, заставляла кадетов перемывать, а жаждущих огнеупорной паутины алхимиков – контролировать состав моющей жидкости. Под угрозой лишения жизненно необходимого материала алхимики вздыхали и в двадцатый раз проверяли ими же составленный препарат. Заодно Рейт присматривала, чтобы в лужах воды от упавших вместе с кадетами ведер не поскользнулись драконы. Правда, уследить успевала только за драконами. На девушек внимания уже не хватало. К тому же складывалось впечатление, что девушки сами нарочно вляпывались в пролитый клей, а раз так – их проблемы, каким способом их оттуда будут вытаскивать, лишь бы Маршала не разбудили.
- Куда?! – Дара метнулась наперехват кадетам, потащившим наверх плитку. – Эту – в подвал, не видите что ли, маркировку – влагостойкая, для душевых? А в лабораторию – вон ту, с повышенной устойчивостью к кислотам и эликсирам! Ой…
Она растерянно уставилась на собственные ноги, только что оказавшиеся в липкой лужице. Клей оказался качественный – приковал мгновенно и намертво. Кнехт и Крюк сунулись было «помогать», сообразили, кого поймали, и озадаченно переглянулись. Крюк полез прятаться за шкаф. Кнехт выронил ведерко с клеем и предложил влипнуть самостоятельно, чтобы дать Даре возможность повытаскивать его самого. Дара медленно набрала воздуха в легкие. Кадеты прикрыли уши ладонями и присели, ожидая услышать страшное проклятие, поражающее всех без разбора – про умение Старшей проклинать ходили легенды, одна другой страшнее. Но зловещая формула так и не прозвучала.
Каскад лениво приоткрыл один глаз. Клей зашипел, задымился и рассыпался белым порошком, выпуская пленницу. Дара выдохнула. Кадеты тоже.
- Спасибо, сэр… Эй, я предупреждала насчет мышки!
Бродяга вздохнул и снял с потолка голопроекцию, которую старательно кастовал последние пять минут в надежде, что Старшая не заметит. Придется клеить рельефные плиты…
В углу возле винтовой лестницы, где были самые богатые заросли паутины, возникла не предусмотренная планом Нона суматоха. Забыв про Бродягу, тут же вновь принявшегося колдовать над потолком, Дара помчалась туда. При ее приближении кадеты и драконы расступились. Внизу, под лестницей, сверкал глазами здоровенный черный кот. При виде щетки с намотанной на нее паутиной животное зашипело, как целый гадюшник на горячей сковородке, и забилось подальше в укрытие.
- Это что такое? – вопросила Дара, разглядывая неучтенную живность.
- Это? – Рейт заглянула под лестницу. – Это… это будет наш талисман! Каскад-младший!
- Угу… - Дара оглянулась на кресло. Кресло безмолвствовало. – Этот талисман если развалится на кровати, тебе не останется на ней места. И как его оформлять? Он же ни зачета не сможет сдать, ни пользу принести… Зато будет гадить в тапки и драть мебель.
- Он будет это делать незаметно! – вступилась уже беззаветно влюбленная в зверя Рейт.
- Угу… Зачет на невидимость, очевидно, будет сдавать… Ладно, под твою ответственность. И убирать за ним будешь сама.
Судя по лицам кадетов, они прекрасно сознавали, кто именно будет убирать за живым талисманом. Тем временем кот решил, что под лестницей слишком много паутины, и черной молнией метнулся вверх по перилам. По дороге он сшиб пару статуэток и налетел на чучело ворона.
- Кар-раул! Убивают!
Чучело захлопало крыльями, заложило вираж и врезалось в потолок, пустив прахом все труды Бродяги. Драконы шарахнулись от ожившей птицы кто куда, опрокидывая шкафы и ведра. Каскад приоткрыл один глаз. Вместо пернатой тушки на подставленное Полом крыло рухнул пропавший маг.
- Конец света, - констатировала Дара. – Ворон нашелся. Даже чеснока не потребовалось.
- Вот и должность для талисмана, - хмыкнул Кнехт. – Ловить тех, кто отлынивает от работы.
- Эй, а кто поработает над моим освобождением? – послышалось мелодичное шипение. Холодея от осознания неотвратимости случившегося, Кнехт обернулся. Из большой лужи клея на него кокетливо взирала Вьюга. Личный дракон Маршала.
«Ну, зато я буду единственным в мире человеком, который лапал дракона!» – утешил себя Кнехт, направляясь к драконессе и с отчаянной надеждой поглядывая на кресло.
Маршал не проснулся.

- Это было впечатляюще! – Дара налила себе чая, попробовала, одобрительно кивнула. – Уже почти приемлемо. Еще год-другой в обществе Пола, и этот мальчик научится заваривать чай.
- Ты рассказывала про то, как другие мальчики приставали к моему дракону, - напомнил Каскад, внимательно изучая новое лакомство – что-то прозрачное и упругое, облитое слоем шоколадной глазури.
- А, да… - чаепитие руководства в Зале Гильдии после Генеральной Уборки традиционно посвящалось обсуждению наиболее волнующих моментов. Дара отправила в рот подозрительную сласть. – Вкусно, кстати… Так вот, ты многое потерял, если не видел, как один обнимал ее за шею, а другой на коленях пытался вытащить из клея лапу…
- Мяяяяя? – раздалось из-под стола.
Нон, молча прихлебывавший чай, запустил руку под стол и извлек оттуда роскошного черного зверя. Зверь лениво и снисходительно сощурил на людей янтарные глаза, фыркнул и принялся брезгливо вылизывать шерсть там, где его коснулись человеческие пальцы.
- А что, похож… - задумчиво сказал Нон и положил перед котом кусочек колбасы.
- На кого? – подозрительно спросил Маршал.
- На тебя, - утешила Дара. – Знакомься, Кас-младший, живой талисман Гильдии.
Талисман умял колбасу и замурлыкал, укладываясь на коленях у Маршала. Маршал посмотрел на кота, подумал и замурлыкал с ним в унисон.
- Вы Каса не видели? – в Зал заглянула Рейт.
- Которого? – хором спросили три голоса.
С балки под потолком, который все-таки ухитрился накастовать под шумок Бродяга, мрачно смотрел Ворон. Ему все-таки пришлось принять участие в ненавистном обряде Уборки, и все благодаря вот этому… талисману. Перья потом чистить замучился…
Смирившись с тем, что больше отлынивать не получится, он сунул голову под крыло.
И уснул.

@темы: Рассказ, Творчество, Мы

   

181 Inc

главная